Фаюмские портреты и стихи Владимира Зельченко

Фаюмские портреты и стихи Владимира Зельченко 0

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


В Древнем Египте Эль-Файюм (Фаюм, Файюм) был административным центром 21 нома Верхнего Египта. 
Фараоны 12-й династии часто останавливались в Эль-Файюме, который назывался тогда Шедет, то есть «море». 
Об этом свидетельствуют раскопанные Флиндерсом Питри остатки храмов и мастаб.
В более поздние времена Шедет был известен как Город гадов, или Крокодилополь, покровителем которого был бог Себек с головой крокодила. Курганы к северу от нынешнего города отмечают расположение древнего Крокодилополя, где жители в водах Меридова озера разводили и поклонялись крокодилам.
В Файюме находится Вади-аль-Хитан или «Долина китов» — палеонтологические окаменелости китов, включённые в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.
Фаюмские портреты, увы, могильные, они закрывали лица мумий — лучшие сохранившиеся образцы античной живописи. Они изображают лица жителей древнего Египта в Эллинистический и Римский периоды в I—III веках нашей эры.
Знаменитые Фаюмские погребальные портреты I–III в. н. э могут изображать не только зажиточных римлян, но и египтян. Фаюмцы постоянно торговали с жителями соседнего Абусир эль-Мелека во времена греко-римского правления, население обоих мест, по-видимому, не слишком различалось по составу. Генетические исследования абусирских мумий показали, что древние египтяне были светлокожими, с темными глазами, африканских черт у них было совсем немного.
Сравнение генов показало, что геном древних египтян (абусирцев) оставался весьма стабилен на протяжении двух тысяч лет. Это означало, что абусирцы не слишком активно скрещивались с пришлыми чужаками с африканского юга. Они оказались ближе по своей генетической специфике к неолитическим и современным жителям Ближнего Востока и Леванта. Люди на портретах мне напоминают евреев. А вот с современными египтянами, у которых заметна африканская составляющая, у них существенно меньше сходства. Генотип современных египтян получил заметную африканскую примесь — вероятно, уже после эпохи римского господства. 
Ранние фаюмские портреты выполнены в технике энкаустики (от греческого слова ἐγκαίω — выжигаю), очень распространённой в то время. Это восковая живопись расплавленными красками, которую отличает объёмистость (пастозность) мазка. Направление мазков обычно следует формам лица — на носу, щеках, подбородке и в контурах глаз краски накладывались плотным слоем, а контуры лица и волос писались более жидкими красками. Картины, выполненные этим способом, отличает редкая свежесть цвета и они удивительно долговечны. Надо отметить, что хорошей сохранности этих произведений способствовал и засушливый климат Египта.

Важная особенность фаюмских портретов — использование тончайшего сусального золота. На некоторых портретах был позолочен весь фон, на других золотом выполнены только венки или головные повязки, иногда подчеркнуты драгоценности и детали одежды.

Основа портретов — древесина различных пород: местных (платан, липа, смоква, тис) и импортированных (кедр, сосна, ель, кипарис, дуб).

Некоторые портреты выполнены на загрунтованном клеем полотне.

Примерно со второй половины II века в портретах начинает преобладать восковая темпера.
Еще в портретах прослеживается сходство с ликами, изображенными на  древних христианских иконах.

Владимир Зельченко, петербургские поэт, мне очень нравятся его стихи. Эти - из цикла о Городе мёртвых.

13.
Лопнуло сердце, непрочный сосуд, но зрачки сохранили:
          Чистые десять бубён – в прикупе туз и валет.

14.
Миносу скажешь: "Ловчил"; Радаманту: "Трусил"; Эаку:
          "Проклял и выгнал детей". Нынче же будешь в раю.

17.
Был хоть куда. На пари нырнул в русалочий омут.
          Выплыл, зеленую прядь намертво в пальцах зажав.

18.
Зуб даю, что сбегу: дожидайся, на ночь засовы
          Не запирай и стакан не убирай со стола.

19.
Смерть – это та-та та-та, а совсем не та-та та-та-та,
          Как тебе мнится, глупец. Прочь от могилы моей!

26.

Был почтальоном; потом – отправителем и адресатом;
          Слег, попрощался с женой и превратился в письмо.

7.
Любимая, замри,
От бедного певца не отворачивай лица.
На бреге рыбари
Поеживаются.

Как мало с той поры,
Когда сырая мгла нас окликала, как могла,
Из каждого угла,
С намеком на дары,

И вот уже не я
Предчувствую тебя, а ты предчувствуешь меня,
За гранью бытия
Заслышав "труляля".

Сгребая со стола
Закуску и винцо, скирду, тропинку и крыльцо,
Зима приобрела
Неженское лицо.

Теперь твой римский нос,
Артезианский рот, монетный профиль, поворот
И поволоку слез – 
Засыплет, заметет.

Покойся, милый прах,
В спасительной сени, где сбились в кучу ночи, дни – 
До радостного "ах",
Печального "взгляни..."

(Р. В 1972, стихи 98-2001 гг.)

10:40
222
00:25
Вдохновительно… И то и другое. А ещё что-нибудь есть?
13:46
В каком роде?)
17:57
Печальное. Волчица снова думала о смерти… вот тот портрет «зеленоглазый», наверное, мой… Утащу эпиграф этого поэта к стихам. Стихи об этом…
13:47
Профессор в Петербурге, он, кстати)
20:39
Невероятно красивые портреты красивых людей. Не верится, что им столько лет. Благодарю за блог — прочитала с удовольствием)
13:47
И вам спасибо) для вдохновения)