Про Автонома Гекторовича

Про Автонома Гекторовича
От автора:
Сочинялся этот цикл рассказов крайне давно, в 1991 году.
Исходники, напечатанные ещё на пишмашинке под копирку, расходились по друзьям, а потом Внезапно вместе с ними навсегда исчезали. Потом находились. Потом снова исчезали. "И так 40 раз".
"Помер Максим, да и фиг с ним", - решил я. И напрочь забыл о нём, дела и поважнее были.
Много воды утекло с тех пор, многое поменялось, кое-что изменилось решительно и навсегда. Да и сам этот цикл, свою "пробу пера", я считал навсегда уже исчезнувшим, разложившимся на кучку нолей и единиц после трагической гибели винчестера, на который я его однажды отправил храниться.
Но недавно, разбираясь в груде старых CDR, я обнаружил "Автонома Гекторовича" затесавшимся в мою коллекцию альбомов группы "Pink Floyd".
Крайне живучий персонаж оказался. Наверное ему просто хочется быть.

Про Автонома Гекторовича

Жил да был один человек. И было у него только имя и отчество, и не было фамилии. Звали его Автоном Гекторович. Он занимал маленькую комнатку в центре Москвы, где и проживал. Днём он ходил на работу, а вечером сидел на подоконнике и сочинял разные песни под гитару. Ночью Автоном Гекторович спал и видел сны.

Как Автоном Гекторович не стал Паганини

Однажды Автоном Гекторович играл в местном клубе на гитаре. Всё было очень хорошо, и все были весьма довольны, но тут у него вдруг стали рваться струны. Сперва лопнула струна "си". Нота "си" отлетела в потолок и разбила люстру из фальшивого хрусталя. Потом лопнула струна "ми". Нота "ми" срикошетила об три стены и свалилась прямо на голову гражданину из третьего ряда, который сосредоточенно жевал бутерброд с сыром.
Затем лопнула струна "ре". Нота "ре" упала на пол и превратилась в "ре бемоль", сделав в полу большую дыру. Из дыры вылез пьяный сантехник и начал всех поливать из шланга и нецензурными словами.
А Автоном Гекторович всё играл и играл. У него лопнули еще две струны — "ми" и "соль". Нота "ми" попала прямо в бюст вождя и отколола ему левое ухо, а "соль" рассыпалась по всему полу, и все тут же начали чесаться.
У Автонома Гекторовича осталась всего одна струна, и он уже хотел сыграть на ней, как Паганини, но тут лопнуло терпение у зрителей. Они взяли гитару и сломали её об Автонома Гекторовича. Так Автоном Гекторович не стал Паганини.

Автоном Гекторович и Рыжая Женщина

Однажды, в загородной командировке, Автоном Гекторович увидел в вагоне метро Рыжую Женщину. Он даже зажмурился от её красоты, а потом подошел к ней и сказал:
- О, Женщина С Рыжими Волосами, как ты прекрасна! Как прекрасны твои тонкие руки и хрупкие плечи. Твои плечи похожи на два бокала с шампанским, а руки - как ветки сирени. Твои зеленые глаза отражаются на стенах и в окнах, как изумруды или огоньки такси. Твои ноги похожи на мачты, такие они длинные и прямые. А на верхушке этих мачт находишься ты! И сердце цепенеет, а язык млеет, и нет таких сил, которые в состоянии описать тебя, о, Богиня Ленинградского ордена Ленина метрополитена имени Ленина!
Ты стройна, как Останкинская телебашня. Твои волосы похожи на пламя костра во время заката. Твой нежный румянец и томный взгляд…
Чтобы подхлестнуть свое вдохновение, Автоном Гекторович открыл глаза. Поезд стоял в депо, и в вагонах никого не было.

Сон Автонома Гекторовича

Снится Автоному Гекторовичу сон, будто идет он по улице. На правой стороне улицы таблички с надписью "ул. Горького", а на левой - "ул. Тверская". Вот так шел Автоном Гекторович: то по улице Горького, то по Тверской, то по Тверской, то по улице Горького, а на них ни души.
И вдруг видит он, стоит между Тверской и улицей Горького ларек, в нём дверь, а на двери табличка, а на табличке надпись:

ПЕЙТЕ ПОРТВЕЙН АГДАМ, И ПРИЕЗЖАЙТЕ В СОЛНЕЧНЫЙ МАГАДАН*

Автоном Гекторович и зашел в эту дверь. А за ней комнатка и окошечко как в кассе. Высунулась из окошечка рука и протянула Автоному Гекторовичу бутылку "Агдама". Обрадовался Автоном Гекторович, взял бутылку, и стал искать, чем бы её открыть.
Но тут вдруг открылась дверь, и вошли двое суровых мужчин в чёрных плащах и шляпах. Стали они у двери, и смотрят сквозь Автонома Гекторовича, будто тот вдруг стал стеклянным.
Испугался Автоном Гекторович, бросился к двери, а двое мужчин его не пускают. Стоят как каменные. Бросился тогда он к окошечку. Глядь, а это уже никакое не окошко, а иллюминатор самолета. И проплывают внизу всяческие горы, реки, города, леса, облака, летающие тарелки.
Кинулся Автоном Гекторович тогда снова к дверям, а там уж и нет никого. Распахнул Автоном Гекторович дверь и сразу зажмурился от яркого солнца. Оно било ему прямо по глазам. Глазам было больно, и они плакали. Тогда Автоном Гекторович вышел на хрустящий тёплый снег и повернулся к солнцу спиной. Он увидел огромный плакат с надписью:

СОЛНЕЧНЫЙ МАГАДАН

и маленький домик. Автоном Гекторович побежал к домику. Зашел он в него и видит: печка, стол, стул, еще стул, лавка, сундук, дед на сундуке. Дед весь седой, сидит и важно курит "козью ножку".
— Ты кто? — говорит Автоном Гекторович.
— Я сторож Аскофен, — отвечает дед.
— А что ты здесь делаешь, Аскофен?
— Я тут сторожу Магадан. Да ты садись, чай будем пить.
Налил дед в кружки чай из большого самовара, и сели они пить чай.
— Скажи, Аскофен, а нож у тебя есть? — спросил Автоном Гекторович.
— Есть, — сказал дед, и достал кавалерийскую шашку.
Автоном Гекторович открыл шашкой бутылку, и стали они пить "Агдам", запивая его крепким, горячим чаем.
— Аскофен, — сказал, наконец, Автоном Гекторович. — Скажи, а от кого ты сторожишь Магадан?
— От лихих людей. Раньше здесь было очень холодно, потому, что было много лихих людей. А теперь их тут нет, и здесь тепло. Ведь Магадан очень солнечный.
— Да, — сказал Автоном Гекторович. — Ты прав.
Так они сидели, пили чай и "Агдам", курили "козьи ножки", но тут из часов на стене вылетела кукушка и сказала:
— Автоном Гекторович, уже семь часов, тебе пора вставать.
И Автоном Гекторович проснулся.

Автоном Гекторович и Принцесса

Шел Автоном Гекторович по лесу с мешком за плечами. А в мешке у него лежала гитара и бутылка жигулевского пива. Шел Автоном Гекторович, смотрел на звезды, да и не заметил пенек.
Споткнулся он об него и упал прямо на спину, но совсем-совсем не ушибся, потому что за плечами у него был мешок. Поднялся Автоном Гекторович, отряхнулся и вдруг видит - мешок совсем сырой.
Снял он его, развязал, глядь, - разбилась бутылка пива, сломалась гитара. Сел Автоном Гекторович на тот самый пенек и закручинился.
И слышит он тут - кричит кто-то. Бросился туда Автоном Гекторович и видит - бежит разбойник и несет на плече девушку-красавицу.
Но не тут-то было! Автоном Гекторович как подбежит к разбойнику, ка-ак сделает ему подножку. Разбойник упал и головой об дерево - хрясь! Дерево так и повалилось, а на голове у разбойника появилась здоровая шишка. Завыл разбойник, схватился руками за шишку и убежал.
А Автоном Гекторович поднял девушку с земли и спрашивает:
- Кто ты?
- Я принцесса, — отвечает она. - Меня украл злой разбойник, а ты спас меня.
И тут подбегает король: весь в мантии, золоте и бриллиантах, а корона у него от бега сбилась набок. А за ним стража в железных латах, с алебардами и самострелами.
Увидела его принцесса, и бросились они навстречу друг другу. Корона королевская от такого рывка не выдержала, да и свалилась королю прямо на большой палец ноги. Принцесса давай обнимать-целовать отца, а тому не до неё уже. Схватился он за ногу и прыгает между деревьев. А стража, что и делать не знает, и палит в небеса из самострелов.
Наконец успокоилось все, поднял король корону, вытер лицо кружевным платочком и говорит:
- Ты спас мою дочь! Жалую тебе за это её в жены и пол-королевства в придачу.
- Спасибо, - сказал Автоном Гекторович. - Только принцессам положено выходить замуж за принцев, а я вовсе никакой и не принц.
- Чего же ты хочешь? - удивился король.
- Дайте мне новую гитару и бутылку чешского пива. Очень уж оно мне нравится.
Подарил король ему бутылку пива и гитару, всю в вензелях и монограммах. Взял их Автоном Гекторович, положил в мешок и пошел себе дальше.

Автоном Гекторович и сигары

Автоном Гекторович очень любил сигары. Он никогда в жизни их не курил, и чем дольше не курил, тем больше любил.
Однажды он шел по улице и нашел сто рублей. Да-да, сто рублей! Поднял их Автоном Гекторович, пошел в коммерческий магазин и купил себе большую толстую сигару.
Принес он её домой, положил на стол, а сам тем временем помылся, побрился, причесался, надел свой самый лучший костюм, белую рубашку и галстук. Потом он сел на стул, взял сигару, острым-острым ножом аккуратно отрезал кончик и вставил сигару в рот. Покатал её немного, устроился поудобнее, достал из стола коробок спичек, зажег одну и прикурил. Затем он затаил дыхание и затянулся.
Дым был горьким и вонючим.
Автоном Гекторович медленно вытащил сигару изо рта и потушил её об стол. Потом он снял костюм, надел старые джинсы и рубаху и пошел в пивную.
С тех пор Автоном Гекторович не любил сигары.

День рождения Автонома Гекторовича

Автоном Гекторович проснулся рано утром и понял, что сегодняшний день - не такой как все. Он встал и в волнении заходил по комнате. Потом закурил сигарету "Астра". Потом еще одну. Так он ходил-ходил, курил-курил, и вдруг понял, что у него сегодня день рождения. Ведь именно сегодня ему исполнилось 189 лет. А когда понял, то сразу обрадовался и пошел приглашать гостей. Пригласил всех, оделся в белый фрак и галстук-бабочку, и сидит, ждет.
Первым пришел сторож Иван Варфоломеевич в смокинге и с папиросой "Беломор" за ухом. Он принес большую бутыль мутного самогона и грохнул ею об стол.
Потом пришел дворник Евсей. Он был негром и вообще хорошим парнем. Он принес бутылку "Российской".
Потом пришли, облаченные во фрачные наряды, студенты Вадя и Пафнутий. Они принесли ящик пива и студента Вовчика. Пиво поставили в холодильник, а Вовчика ссыпали на кровать и придавили плакатом "Народ и Партия - едины!", чтобы Вовчик не упал.
Потом пришла соседка Автонома Гекторовича Анна Леопольдовна. Она работала валютной путаной и просила называть её Анжела. Анжела принесла бутылку "Мартини" и бутылку виски "Белая лошадь".
И стали они пить, гулять и веселиться. Автоном Гекторович завел старый патефон, и все танцевали, слушали Моррисона, кричали: "Поздравляем со стовосьмидесятидевятилетием!" и чокались. Только Вовчик не чокался, потому, что спал, и Иван Варфоломеевич, потому, что он чокнулся еще в 1953 году.
Так они гуляли, и выпили уже всё пиво и весь самогон, как вдруг в дверь позвонили.
Автоном Гекторович пошел открывать, отпер дверь, да и увидел, что на пороге сидит большой чёрный кот.
- Извините, - сказал кот. - Меня, конечно, не звали, но я, конечно, пришел не с пустыми лапами.
- Конечно-конечно, проходите! — воскликнул Автоном Гекторович, и кот вошел.
Все ему очень обрадовались. Студент Пафнутий налил ему виски, а Анжела почесала за ухом.
И праздник продолжался. И всем было очень весело. Вадя, Пафнутий и Евсей играли в "дурака". Они играли до тех пор, пока совсем не одурели. Иван Варфоломеевич спорил с котом о том, что было бы, если бы Гитлер был не немцем, а нанайцем. Вовчик спал. А Автоном Гекторович танцевал с Анжелой и был совершенно пьян от счастья и "Мартини".
Но когда пробило полночь, всё исчезло. Евсей просто растворился в ночи, ведь он был негр. Сторож Иван Варфоломеевич ушел на работу. Анжела вспомнила, что ей по ночам тоже нужно работать, взяла под мышки Вадю и Пафнутия и тоже ушла. Вовчик всё-таки упал с кровати и закатился под неё, да так и остался там спать.
Последней улетела бабочка, и Автоном Гекторович увидел, что, ни в каком он не во фраке, а в джинсах с заплатой и рубашке чёрного цвета.
Но всё равно Автоном Гекторович был очень счастлив.
Он взял гитару и стал петь свои песни. А кот сидел на подоконнике, слушал и глядел на луну.

Второй сон Автонома Гекторовича

Автоному Гекторовичу приснился сон, будто попал он в Африку и идет по джунглям. Вокруг птички-бабочки разные летают, тигры машут хвостами и ушами ему вслед. А Автоном Гекторович идет, срывает на ходу бананы и ест их. И весело и легко так у него на душе.
Идет он и видит, - блестит за деревьями большая красивая лагуна с прозрачной водой. Разбежался Автоном Гекторович, прыгнул в воду, и давай плавать и нырять. Наплавался он вволю, лег на горячий песок и задремал.
Вдруг чувствует Автоном Гекторович, - держит его кто-то за руки. Дернулся он, - не отпускает. Тогда Автоном Гекторович открыл глаза и видит, - держат его много-много обезьян. Схватили его обезьяны и потащили на дерево. Прыгают по лианам, а Автонома Гекторовича крепко держат.
Допрыгали они до верхушки огромного баобаба. Такого большого, что все джунгли с него видны, аж да самой Москвы.
И видит Автоном Гекторович, что сидит на этом баобабе большая чёрная обезьяна в ермолке и с серьгой золотой в ухе.
- Ты кто такой? — говорит обезьяна.
- Я Автоном Гекторович. А ты кто?
- Я - Царь Обезьян, и сейчас мы будем судить тебя.
- За что? - удивился Автоном Гекторович.
- За то, что ты шел по джунглям и ел мои бананы.
- Они что же, все твои?
- Да, все! - гордо ответил Царь Обезьян.
- Ну что же, тогда судите, - согласился Автоном Гекторович.
Обрадовался Царь Обезьян, и давай его судить. Позвал он судью. Пришла седая мартышка, вся в судейской мантии и очках. Достала она большой пальмовый лист, почитала его и говорит:
- За кражу бананов полагается отрубать хвост.
- Отрубить ему хвост! - закричал Царь Обезьян.
И видит Автоном Гекторович, - бегут бабуины, несут ножи каленые, топоры острые. Схватили они Автонома Гекторовича, взмахнули ножами и топорами,- глядь, а хвоста у него и нет.
- Царь Обезьян, - говорят они. - Нет у него хвоста, нечего нам рубить.
Задумался Царь Обезьян, а потом и говорит:
- Закон есть закон. А в законе моем ясно сказано, что за кражу бананов полагается отрубать хвост. Есть хвост, или нет, приговор должен быть приведен в исполнение. Отрубите ему тогда хвост символически, а потом отпустите.
Отрубили Автоному Гекторовичу хвост символически, дали банан и отпустили восвояси.
Слез Автоном Гекторович с дерева и проснулся.

Как Автоном Гекторович ходил в Макдональдс

Автоном Гекторович никогда не был в Макдональдсе. Не был он там, не был, а потом взял, и пошел. Пришел он в Макдональдс, отстоял очередь, сел за стол и говорит:
- Мне гамбургер, чизбургер, биг с маком, кока-колу и мороженое.
Дали ему это всё.
Сидит Автоном Гекторович; пьет кока-колу, ест биг с маком и мороженным закусывает. Съел он всё, вытер рот платком и пошел платить.
Достает он 50 рублей, а ему говорят - мало.
- Пока вы тут, извините, кушали, у нас тут, извините, всё, что вы скушали, подорожало. Так что с вас теперь 57 рублей 50 копеек.
Порылся Автоном Гекторович в карманах и нашел-таки. В правом кармане одну дырку, а в левом - две и билет на автобус.
- Нет у меня денег, - говорит Автоном Гекторович. - А хотите, я вам вместо денег спою и сыграю.
Взял он свою гитару и стал петь. И так он пел, что все перестали жевать и продавать гамбургеры, а только слушали.
Закончил петь Автоном Гекторович, и бросились все его поздравлять и хвалить. Сам директор Макдональдса пожал ему руку и сказал:
- Молодец!
Но больше Автонома Гекторовича в Макдональдс не пускали.

Автоном Гекторович и Привидение

Автоном Гекторович сидел ночью в кресле-качалке и пил портвейн "777". Около полуночи он выпил портвейн "777" и начал пить портвейн "Сахра".
И только он вылил остатки его в стакан, как раздался стук, скрип, стон, звон, крик, и в комнату ввалилось Привидение, всё в белом и цепях.
- Прекратите шуметь и мешать мне пить портвейн "Сахра", - строго сказал Автоном Гекторович.
- Несчастный! - сказало Привидение. - Пробил твой последний час, и я пришло, чтобы забрать тебя в царство ужаса и мрака!
- Не шумите, — попросил Автоном Гекторович. - А то у меня разболится голова, и придется мне завтра брать бюллетень.
- Не будет у тебя никакого завтра! - завопило Привидение. - Ты сейчас умрёшь!
- Да вы не волнуйтесь так, сядьте, - предложил Автоном Гекторович.
- Выпейте со мною. Правда, "Сахра" у меня уже кончилась, но есть еще портвейн "Агдам".
- Да знаешь ли ты, кто я?! - вскричало Привидение.
- Нет. Но вы очень похожи на нашего сантехника Никанора.
- О, горе мне! О, идиот! - завыло Привидение.
И, звякнув цепями, рассыпалось в прах.
Автоном Гекторович посидел немного в задумчивости и открыл бутылку портвейна "Агдам".

Автоном Гекторович и Муза

Автоном Гекторович шел по улице и насвистывал. Так шел он, шел, глядел на листья, собак, детей, солнце, дома и вдруг увидел женщину в длинной белой накидке, которая несла арфу. Женщина была очень молодая и красивая, а арфа большая и тяжелая, и женщина постоянно останавливалась, чтобы перекурить.
Когда она остановилась еще раз, Автоном Гекторович подошел к ней и сказал:
- Вы такая молодая и красивая, а арфа такая тяжелая, так что давайте я помогу.
Женщина улыбнулась ему и протянула арфу.
Арфа действительно была просто тяжеленная, а они всё шли и шли. Уже и город кончился, вокруг деревья лесные шумят, а Автоном Гекторович всё арфу тащит, а сам потом обливается. Вышли они, наконец, на поляну.
- Ну, всё, - сказала женщина. — Спасибо за помощь.
- Не за что, - ответил Автоном Гекторович, выжимая рубашку.
- Как вас зовут? - спросила женщина.
- Автоном Гекторович.
- А я - Муза. Вы мне помогли, и за это я буду приходить к вам.
И Муза приходила к Автоному Гекторовичу каждый вечер по средам и субботам. Она пила чай с вишневым вареньем, а Автоном Гекторович сидел рядом и сочинял свои лучшие песни.

Автоном Гекторович и Чёрный Человек

Автоном Гекторович сидел однажды ночью в кресле и курил. Ночь была тёмная-тёмная, а Автоном Гекторович всё курил и смотрел, как горит свечка.
И тут в комнате возник Чёрный Человек. Он встал перед Автономом Гекторовичем, скрестил руки на груди и уставился на него горящими глазами.
- Ты кто? - спросил он наконец.
- Я Автоном Гекторович, - ответил Автоном Гекторович.
- А как твоя фамилия?
- Нет у меня фамилии.
Захохотал Чёрный Человек.
- Нет фамилии, говоришь?!
- Нет.
- И тебе 189 лет?
- 189.
Рассмеялся страшно Чёрный Человек, достал из кармана красную книжечку и бросил её Автоному Гекторовичу.
Похолодел тут отчего-то Автоном Гекторович, сжалось у него сердце. Открывает он её и видит — фотография в ней его, а имя другое, и отчество, и фамилия есть, и возраст не тот.
- Ты всё придумал! - закричал Чёрный Человек. - Ты соврал! И имя у тебя другое, и отчество, и фамилия есть, и не 189 лет тебе.
Погрустнел Автоном Гекторович, выронил сигарету и сидел, глотая слезы.
- И не было ничего, никакой принцессы, никакого кота не было, ты всё это выдумал!
- Неправда! - вскинулся Автоном Гекторович. — Было! И принцесса была, и кот приходил! Вот же гитара, которую мне…
- Приходил?! — перебил его Чёрный Человек.
- Приходил, - упавшим голосом сказал Автоном Гекторович, и рухнул в кресло.
Расхохотался вновь Чёрный Человек и исчез.
А Автоном Гекторович сидел всю ночь, курил и плакал. А что было дальше, никто не знает.
Хватились Автонома Гекторовича только через три дня. Стали звонить в дверь, но никто не открывал. Тогда вызвали участкового и слесаря Никанора. Он сломал замок, и все увидели, что Автоном Гекторович висит в дверях. На глазах его были слезы, а на губах улыбка. А под ногами у него валяется красная книжечка.
Поднял её участковый, и стало ясно, что это паспорт. А в нём кто-то вычеркнул фамилию имя и отчество и сверху крупно написал: Автоном Гекторович.

Эпилог

Однажды осенью я шел по Тверской. Я шел и думал. О чем я думал? Не помню, да это и не важно. И вдруг я увидел, что на скамейке в переулке сидит кто-то очень мне знакомый.
Джинсы с латкой, чёрная рубаха, гитара с вензелями и монограммами…
- Автоном Гекторович! Ты ли это?! - воскликнул я.
- Я, - сказал, улыбаясь, Автоном Гекторович, и пожимая мне руку.
- Но ты же… - я запнулся. - Ты же умер. Я сам читал некролог.
- Нет, - вновь улыбнулся он. - Я не умер. Я просто хотел доказать, что всё это правда.
Я молчал. Наверное, потому, что слова были лишними. Я молчал и смотрел на него.
А он взглянул на часы над головой и сказал:
- Извини, мне пора идти.
А я кивнул.
Он снова пожал мне руку, повесил за спину свою гитару и пошел на запад.
И чёрный кот прыгнул к нему на плечо, и прекрасная принцесса подошла к нему, и взяла его под руку.
А я стоял и смотрел, пока не растворились они в заходящем солнце.
+2
01:32
111
19:31
помним-помним автонома гекторовича, прям с теплотой и удивлением встречаем, со словами «какие люди да в нашем ауле»))

хорошая ироничная проза, буквально по канонам написана, просто пример для подражания)
22:12
Привет! Спасибо! :)